шанс

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

шанс > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — четверг, 16 августа 2018 г.
Милая зараза - Репетитор-киллер Реборн, Баскетбол Куроко. Rony Key 16:34:13
- Бел-семпа~й, а вы знаете, что при~нцы - вымира~ющий вид? А принцы-потрошители - причи~на, по которой этот вид исчеза~ет? - задумчиво тянет Фран, ловко уворачиваясь от тройки стилетов.

- Ши-ши-ши... Тупая лягушка. Да когда же ты подохнешь? - зло шипит блондин, искренне недовольный тем, что так и не смог попасть по юркой девушке.

- А принцы разве могут руга~ться? Ах, как я могла забы~ть... Вы же - не~допринц...

- Сдохни!

- Споко~йнее, Бел-семпа~й. Не волну~йтесь. Нервные кле~тки та~к про~сто не восстана~вливаются.­.. - снова тянет девушка, задумчиво проследив за пролетевшими мимо стилетами. - Ва~ши но~жики опя~ть потеря~ются...

Итак по несколько раз в день. Конечно, иллюзионистка обладала поистине неисчерпаемым запасом шуток, которые неимоверно бесили окружающих. А еще ее извечный покерфейс, который выводил из себя окружающих гораздо больше, чем ее слова. Но даже ее это уже начало порядком утомлять.

В принципе, Фран уже давно стала подумывать о том, что ей стоит устроить себе отпуск. Мало того, что Бел-семпай пристал, как банный лист, и все время швыряется ножиками, так еще и Куроко неожиданно пропал из виду. А этого иллюзионистка стерпеть не смогла.

Старший любимый брат - Куроко Тецуя был обычным школьником и неплохим баскетболистом, получившим прозвище "Шестой призрачный игрок". Это одно уже вызывало восхищение у сестры, пусть и не родной, а приемной. Но вот то, что он еще и умел с абсолютно не читаемым лицом сказать правду (и при этом не огрести) - дорогого стоит. Лично у Фран пока так не получалось.

Но это не значит, что девушка не старалась. Правда, на ее правду ее почему-то постоянно пытались прибить. Ну или хотя бы пронзить ножиками (Бел-семпай в особенности). Видимо, правда - горькая штука, которая не всем по нраву. А может их раздражало ее вечно безэмоциональное лицо, которое она копировала у любимого братишки.

Самое смешное то, что Куроко знал, чем промышляет его сестренка и в восторге не был от слова совсем - негоже девочке находиться на передовой и рисковать своей жизнью, пусть та и прикрыта иллюзиями. Но ни у него, ни у нее никто не спросил, а просто нагло утащили ее обучаться. И дело с концом. С тех пор они не виделись, а ведь уже три года прошло. Хотя созванивались регулярно.

Парень рассказывал, что поступил в среднюю "Тейко", что вступил в баскетбольную команду и как у него происходят тренировки с так называемым Поколением чудес. И, если честно, Фран захотелось посмотреть на тех, о ком братишка рассказывает с таким восхищением. Тем более, Бел-семпай достал ее окончательно, когда недавно умудрился порвать ее любимый плащ! А остальные мало того, что не помогли, так еще и поржали!

Девушка промолчала, но затаила обиду. Ну не стоило этим мужланам забывать, что девушки - существа мстительные. Особенно, если у них ПМС. А Фран хоть обычно и ведет себя как парень, но она - все же существо слабого пола.

Так что на следующее утро особняк Варии встречала пустая комната девушки и записка:

Я уехала к са~мому-са~мому лучшему человеку на земле~! Всем не сдо~хнуть, пока меня не~т. Впро~чем, я и обра~тному результа~ту бу~ду ра~да. И, да~... Бел-семпа~й, найди~те другу~ю мише~нь, а то ва~ши но~жики сно~ва слома~ются... Или потеря~ются.



Думаю не стоит сообщать, как Бел-семпай был "счастлив". В одно мгновение ему очень-очень захотелось отправиться за этой мелкой доставучей заразой и приволочь ее обратно. А еще, желательно, убить предмет восхищения лягушки. Еще чего не хватало, чтобы кохай восхищался кем-то другим!

В это время Фран уже спокойно топала по Токио, направляясь в сторону средней школы "Тейко". Топографическим кретинизмом она не страдала, так что заблудиться не боялась. Иллюзионистка довольно хмыкнула, стоило ей представить ошалевшие рожи капитанов Варии. Она даже будто наяву услышала недовольное громкое "ВРООООЙ!!!" Скуало, который, наверняка, постарается смахуть свое раздражение на ком-нибудь из окружающих.

Девушка бесшумной тенью прошмыгнула мимо довольно-таки большой толпы школьниц, которые с восторженными ахами окружили высокого блондина. Вообще, он был ничего такой - симпатичный. Но у Фран с блондинами не складывалось совершенно, а Бел - вообще дополнительный стимул, чтобы держаться от них как можно дальше. Еще одного психа нервная система лягушки не выдержит. Хотя тут скорее - нервная система окружающих.

Куроко, как девушка и предпологала, нашелся в баскетбольном зале. По мимо него тут еще были четыре парня с разноцветными волосами и девушка, недовольно что-то выговаривающая синеволосому мулату. Вообще, синий цвет - вызывал у иллюзионистки стойкую неприязнь (Мукуро был откровенно странной личностью, с которой девушка пересекаться не хотела в принципе. Но раз уж он ее учитель... Можно и потерпеть).

- Куро-нии... Я сбежа~ла от этих сади~стов... - тянет Фран, лениво приподнимая руку и помахиваю ею в воздухе. Кажется, ее неожиданное появление довольно сильно напугало окружающих - вон как вздрогнули. Тецуя на это лишь покачал головой - поживи с любым иллюзионистом под крышей больше двух лет и не такому перестанешь удивляться. - У меня пока о~тпуск... Пра~вда, я об э~том никому не сказа~ла... Как думаешь, они будут си~льно зли~ться?

- Определенно. Сними уже эту дурацкую шапку. - Куроко как всегда говорит коротко и по существу. Видимо, он уже успел заметить абсолютно круглые глаза друзей, рассматривающих огромную черную шапку в виде головы лягушки.

- Бел-семпа~й сказал, что он меня препари~рует, если я это сде~лаю... - лениво тянет Фран, но послушно шевелит пальцами и шапка растворяется, вызвав легкий удивленный вздох. - А я не хочу~ напомина~ть ка~ктус.

- Я его сам препарирую. - Лицо братика как всегда не выражает ни единой эмоции. Впрочем, это не может обмануть девушку - его с головой выдает внимательный цепкий взгляд, обещающий сильные неприятности этому самому Белу. Кто сказал, что если один ребенок в мафии, то и другой с ней не связан? - Ты почему вообще здесь, а не... там?

Нет, в принципе баскетболист не является киллером или мафиози, но, если нужно, защитить и себя, и младшую сестру сможет. А фантазия у него еще более богатая чем у Бела - Фран сравнивала и, что удивительно, сравнение было не в пользу принца-патрошителя.­ А это говорило о многом.

- Бел-семпа~й сказал мне исче~знуть... Я вы~полнила просьбу не~допри~нца... Интере~сно, он теперь меня убье~т? - выражение лица девушки не изменилось ни на дюйм. Видимо, ее особо не пугало все происходящее. - Я остановлюсь у тебя... Мне пока не~куда идти...

- Какая мелкая. Раздавлю. - к Фран подошел какой-то высокий гигант с фиолетовыми волосами и навис сверху. Иллюзионистка безразлично посмотрела на него:

- Ты так мно~го ешь... Поче~му ты все еще не то~лстый? А ты зна~ешь, что есть много сладкого опа~сно для здоро~вья? Са~харный диабе~т, га~стрит, диаре~я, несваре~ние, крова~вая рво~та, дово~льно нелицеприя~тная смерть, не та~к ли? - уточнила девушка и, под ошалелыми взглядами растворилась в воздухе, а потом неожиданно оказалась рядом с дверью. - Если бы я сейча~с напа~ла, то ты уже был бы ме~ртв...

- Не пугай их, Фран. - Хмыкнул Куроко. - Давай-ка я лучше вас друг другу представлю. Это Фран Куроко - моя младшая приемная сестренка. Голову оторву любому, кто ее обидит. - Впрочем, баскетболист благоразумно не стал добавлять, что во-первых, девушка с этим и сама прекрасно справится. А во-вторых, есть уже один индивид, чью прерагативу парень отнимать не намерен. - Теперь вы. Это Момои Сацуки, Мидорима Шинтаро, Акаши Сейджуро, Аомине Дайки и Мурасакибара Ацуши.

- Краси~вая... А гру~дь обяза~тельно так обтя~гивать? Не тяжело~ дыша~ть? - Момои покраснела как помидор и резко отвернулась. Кажется, от такой наглости она не знала, что тут можно сказать.

- Ма~льчик-е~лочка, поме~шанный на талисма~нах. Ми~ло. - Мидорима недовольно нахмурился и поправил очки.

- Везе~т мне ка~к-то на пси~хов. Ра~ньше я зна~ла только при~нца-потроши~тел­я, а тепе~рь у меня~ в знако~мых еще и импера~тор с раздвое~нием ли~чности. А я вро~де бы не пропи~сывалась в дурдо~ме. - Рука Акаши сама потянулась к ножницам. - Бесполе~зно... Я ведь все равно~ уверну~сь... Тем бо~лее вам далеко~ до Бел-семпа~я.

- Ты похо~ж на кота... Та~к же только спи~шь да жре~шь... Не тяжело~? - Аомине бросил предостерегающий взгляд на Фран, но та его успешно проигнорировала.

- Ма~льчику со сла~достями я уже~ все сказа~ла. Но поверь моему о~пыту... Это дово~льно неприя~тная сме~рть. В моей пра~ктике быва~ло вся~кое. - Ацуши покосился на пачку чипсов в своей руке и - О ЧУДО! - отложил ее в сторону.

- А теперь ты что будешь делать? - задумчиво спросила Куроко, когда они с сестрой возвращались с тренировки домой. Та пожала плечами и задумчиво прикусила губу:

- Прятаться от Бел-семпая. - в присутствие брата девушка всегда говорила нормально. Все же, это почти единственный человек, которого ей не хочется бесить. - Он наверняка будет ОЧЕНЬ зол... Не удивлюсь, если вскоре заявится сюда за мной...

- Так дорожит тобой? - в голосе Тецуи прозвенела насмешка. В это мало верилось. Вернее, верилось-то хорошо (особенно по рассказам Фран), но сама иллюзионистка почему-то считала, что блондин ее искренне ненавидит. Сам же Куроко изредка думал, что поведение Бельфегора сильно напоминает ученика начальной школы, который старается привлечь внимание понравившейся девочки через дерганье за косички и удары тряпкой.

Правда, мафия - не школа. Вот и ухаживания тут довольно-таки специфические. Ножики да различные другие колюще-режущие предметы. А сама Фран ни сном, ни духом! И ведь даже не подумает, зараза! Или это такая защитная реакция?

- Нет. Просто Бел-семпай довольно-таки эгоцентричен, а значит все должно вертеться вокруг него. А я, как ты понял, вышла из его "вселенной". Вот он и явится устранять проблему и возвращать блудную "планету".

- Ну, посмотрим. - хмыкает Куроко, ловко притягивая младшую сестру к себе за талию. Посмотрит он на этого... ухажера. И, может быть, даже разрешит ему ухаживать за иллюзионисткой, если Бел ему понравится, конечно.

Все же, каким бы Куроко слабаком не выглядел, но он далеко не так беспомощен, как думают окружающие. А уж защитить любимую семью парень сумеет. Главное, чтобы про это не пронюхала Фран. А то ведь и присоединиться захочет. А как ему объяснить младшему офицеру Варии, что для него это слишком опасно?

Верно, никак. Таких самоубийц пока еще нет. Потому что девушка наверняка сделает все назло - из чистой вредности и чувства противоречия.

­­

Музыка Босс теперь он
Настроение: интересное
Хочется: веселья.
Категории: Мои фанфики
Я и Моя Жизнь Hemo 13:03:03
 1.Я: Андрей-Дрон-Hemo 2.Хобби: Бокс-5лет футбол-??лет Лего-9лет ну и Комп))-10лет
3.Страна: Россия – крупнейшая страна мира, расположенная в Восточной Европе и Северной Азии и омываемая водами Тихого и Северного Ледовитого океанов. Ландшафт России крайне разнообразен: на ее территории есть и тундра, и леса, и субтропические пляжи. В Большом театре в Москве и Мариинском театре в Санкт-Петербурге выступают балетные труппы, снискавшие всемирную славу. Санкт-Петербург, основанный императором Петром I, известен своим Зимним дворцом в стиле барокко, в котором размещается часть обширной художественной коллекции музея "Эрмитаж". 4.Где я был:Питер-Москва.

Настроение: Охуено
Хочется: Играть
13:05:02 Сongratulator
Привет, Hemo! Классно, что твой дневник появился на BeOn! Приятно видеть новые лица :)­ Если будут появляться вопросы - все ответы в хелпе http://beon.ru/help­/ ! :)­ А если вопросы останутся - задавай, не стесняйся, в сообществе http://support.beon­.ru/...
еще...
Привет, Hemo!

Классно, что твой дневник появился на BeOn! Приятно видеть новые лица :)­ Если будут появляться вопросы - все ответы в хелпе http://beon.ru/help­/ ! :)­ А если вопросы останутся - задавай, не стесняйся, в сообществе http://support.beon­.ru/ .

Твой дневник - твоя крепость! Можешь смело записывать туда все свои мысли. Но помни и про других пользователей! :)­

Если хочешь украсить свой дневник, добавь в него свою фотографию http://beon.ru/p/ma­nage_photo.cgi, напиши пару строк о себе/заполни заголовок и подзаголовок http://beon.ru/p/re­gister.cgi#blog: так читать его станет гораздо интереснее. Ведь твой дневник - отражение твоей индивидуальности.

Когда у тебя на сайте появятся друзья (а они обязательно появятся), смело добавляй их в "список друзей" (просто нажми на плюсик рядом с их именем). Тогда их дневниковые записи будет отображаться у тебя как "записи друзей" http://Fursov.beon.­ru/friends/ и тебе будет удобнее их читать.

Не забудь в своём профиле http://beon.ru/p/re­gister.cgi указать, где ты живёшь. В специальном разделе http://beon.ru/near­-me/ можно посмотреть, кто живёт рядом с тобой.

А если на BeOn тебе с кем-то не захочется общаться (ну, мало ли...), просто добавь их в игнор-лист (рядом с именем нажми на минус). Тогда, даже если они будут продолжать писать комментарии в твой дневник, ты просто не будешь их видеть. Ведь для задир самое больное - когда их не замечают.

Если будет время, укажи в профиле свой день рождения и тогда твои друзья смогут тебя с ним поздравить.

Желаю удачи!

P.S.
Извини, что этот комментарий - оффтопик к твоей теме :)­ Можешь удалить его, или через некоторое время он пропадёт сам.
Моя прабабушка отдала две огромные трёшки в центре Санкт-Петербурга... Natsuo.Vatashi. 08:56:37

Моя прабабушка отдала две огромные трёшки в центре Санкт-Петербурга государству, потому что раз оно ей дало, то и потомкам даст. А мы с семьёй жили в области в съёмных квартирах всю жизнь. Ходили гулять мимо квартир, смотрели на "наши" балконы, где папа в детстве свой велик ставил. Папа — молчун, но по лицу всё всегда было видно. Теперь купила папе на пенсию квартиру совсем недалеко. Надо было видеть его лицо))
Позавчера — среда, 15 августа 2018 г.
. Вольд 22:19:23
ты бываешь здесь за секунду ровно до того, как выберусь я на кровлю и усядусь молча на край крутой. ты приходишь часто, уходишь быстро. я тихонько капаю из канистры на весь мир, светящийся подо мной: здесь чуть-чуть, и там, и ещё сюда же. говорят, что так вот по мне не скажешь, что в груди зашитая темнота не даёт смеяться не через силу и за руки тащит к себе в могилу (и в карманы спички суёт, вот так).

мне, на самом деле, и их не нужно: темнота внутри по спирали кружит, выбирая место, чтоб бить больней. я принцесса всё ещё, но с секретом: наросла броня над моим скелетом и тяжёлый гребень висит над ней. я — дракон. ну, ты догадался, правда? нет, не шутка это и не бравада — только боль, и ярость, и часто грусть. нужно малость больше, чем вся отвага. если сделать два бесконечных шага, я возьму — и полностью обернусь.

а пока — сижу и смотрю на небо, и в глаза рассвету всё щурюсь слепо, забывая тихо людскую речь. время есть, но мало его осталось. между рёбер гнёздышко вьёт усталость: я хочу обнять тебя (или сжечь). я хочу обнять тебя, в том и сложность — и не знаю, можно ли мне (мне можно?). видно, были щели в моей броне. я хочу узнать, что случится с нами. думал, ты принцессу случайно ранил? кровоточит жаром дракон во мне.

он с собою сходится в рукопашной, если ты уходишь. теперь мне страшно, потому что каждый дурацкий раз я всё это мысленно проживаю: выхожу на крышу, шагаю к краю — и смотрю, спасёшь ли меня сейчас. ты бываешь здесь за секунду ровно до того, как я выхожу на кровлю, у тебя уставший и грустный вид. ты приходишь редко, уходишь быстро... закрываю крышкой свою канистру, захочу — и всё без неё сгорит.

мне не нужно спичек, чтоб всё поджечь, но без тебя мне грустно глядеться в вечность. то есть, я смогла бы, конечно, я... ты садишься рядышком на подножку — и дракон урчит, как большая кошка, и на крышу падает чешуя. подбирать слова невозможно сложно: боль моя растёт у меня под кожей — вместе с ней с востока растёт рассвет.
ты приходишь редко, уходишь быстро: мир теряет краски, теряет смыслы...
расскажи: останешься или нет?


(c) дарёна хэйл
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
Атмора камышинка2 04:53:29
Атмора (ориг. Atmora; альдм. Древний Лес), также Альтмора, — материк к северу от Тамриэля, сейчас покинутый, а в древности населённый людьми.

География Править
В «Песнях возвращения», повествующих об Исграморе и его Соратниках, Атмора постоянно упоминается с эпитетом «зелёная» или «вечнозёленая». Но описания этой земли, которую покидало местное население, со временем радикально меняются, рисуя картину постепенно умирающей земли, сковываемой льдами. Нынешние экспедиции в Атмору находят почти безжизненное царство вечной зимы, где нет никаких признаков человеческого присутствия. Без сомнения, все те, кто не смог спастись бегством в Тамриэль, погибли много веков назад из-за всё ухудшающегося климата. По всей видимости, Атмора и до наступления ледников была не самым гостеприимным местом. Ранние недийские народы, пришедшие с Атморы, были охотниками, не имевшими никакого понятия о сельском хозяйстве.
Из этого можно сделать вывод, что климат континента был слишком холоден для возделывания земель. Тем не менее, Атмора была достаточно густо населена — сохранились даже упоминания городов. Примером этого может стать Йолкурфик, город на южном побережье. Можно сделать вывод, что когда-то на Атморе было достаточно тепло для поддержания жизни большого населения, но медленное похолодание со временем вызвало нехватку ресурсов и миграцию на юг. Длилось это постепенное похолодание довольно долго, пока не закончилось ледниковым периодом.
«В Меретическую Эру, когда Исграмор впервые ступил на землю Тамриэля, его люди принесли с собой веру, почитавшую богов-животных. Ряд учёных полагают, что эти первобытные люди на самом деле почитали известных нам божеств, лишь в форме тотемных животных. Они обожествляли ястреба, змею, мотылька, сову, кита, медведя, волка, лису и дракона. Время от времени эти каменные тотемы, ныне сломанные, попадаются в самых отдалённых уголках Скайрима».

Даже на самых старых барельефах в Скайриме изображение бога в виде тотемного животного всегда дублируется антропоморфным изображением того же бога.
Примечание: неизвестно, является ли это нововведением, появившимся на Тамриэле, или такое двойственное изображение богов — традиция атморцев. Ведь есть и возможность того, что на Атморе поклонялись богам лишь в форме животных, совершенно не антропоморфным.
«Главным среди всех животных был дракон… Драконы охотно приняли на себя роль людских богов-королей. В конце концов, не были ли они созданы по образу самого Акатоша? Не превосходили ли они во всех отношениях толпы маленьких мягкотелых существ, которые им поклонялись? Для драконов власть равнялась правде. У них была власть, а значит правда на их стороне. Драконы предоставили драконьим жрецам небольшую часть своей власти в обмен на абсолютное повиновение. Драконьи жрецы, в свою очередь, правили людьми наравне с королями. Драконам, разумеется, не было дела до того, чтобы собственно править».Особенный интерес представляет следующий отрывок: «На древнем языке нордов его (дракона) называли „дра-гкон“. Иногда также употреблялся термин „дов-ра“, но из какого он языка и какова его этимология — неизвестно. Никому не было дозволено произносить эти имена, кроме драконьих жрецов».

Становится понятно, что на Атморе всё-таки существовала письменность, но это была не письменность нордского языка, а письменность другого языка — языка драконов. Это был тайный язык, доступный лишь для жрецов и предназначавшийся для священных целей. Исграмор же был создателем письменности «для мирян». Исследование и переводы многочисленных надписей на языке драконов можно найти в работе Хелы Трижды Искусной «Драконий язык: больше не миф».

В своей работе Бьорик также упоминает «великие храмы», воздвигавшиеся Культом драконов. В этом контексте необходимо упомянуть Лабиринтиан. Когда-то эти мрачные, зловещие руины служили храмом, в котором поклонялись драконам. Постепенно вокруг храма образовался большой город, названный Бромьунар. Некоторые исследователи полагают, что Бромьунар был столицей Скайрима во времена наивысшего расцвета Культа драконов. До нас дошло слишком мало записей той эпохи, чтобы подтвердить или опровергнуть это утверждение, но точно известно, что верховные жрецы Культа собирались в Лабиринтиане, чтобы обсудить ключевые вопросы правления. Однако с упадком Культа драконов Бромьунар был заброшен.
В Бромьунаре «сохранился» алтарь девяти из верховных жрецов Культа драконов. Можно только гадать, повторяла ли организация Культа драконов атморские образцы, или возникла уже в Скайриме.
В легендах можно найти несколько свидетельств о том, что когда-то Атмора была населена и альдмерами. Так, альтмерская легенда «Сердце мира» (изложенная в «Мономифе») повествует о том, что «Ауриэль не может спасти Альтмору, Древний Лес, и тот захватывают люди».
Брат Михаэль Каркуксор в своей работе «Разновидности веры в Империи» относит начало почитания нордами Оркея, заимствованного бога, к «временам владычества альдмеров в Атморе». Тем не менее, свидетельств настолько мало, что практически ничего нельзя сказать об атморских мерах.
Надо отметить, что норды не считают себя коренными жителями Атморы. В первом издании «Путеводителя» сообщается, что по нордским легендам, люди были созданы на Тамриэле, в Скайриме, на Глотке Мира. Это же подтверждается и археологическими находками, свидетельствующими о том, что люди уже жили в Тамриэле к моменту возвращения атморцев.
Тем не менее, приход людей на Атмору произошёл, судя по всему, ещё в Эру Рассвета. Были ли уничтожены меры Атморы сразу и полностью, или две расы сосуществовали какое-то время — неизвестно.Атморанс­кий Культ Дракона не прижился на Тамриэле. Вновь обратимся к Торхалу Бьорику:

«В Атморе, откуда пришёл Исграмор со своими людьми, драконьи жрецы собирали дань, устанавливали законы и определяли устои жизни, благодаря чему между драконами и людьми сохранялся мир. В Тамриэле они стали куда менее милостивы. Неизвестно, что стало причиной — властолюбивый драконий жрец, кто-то из драконов, или же ряд слабых королей. Как бы там ни было, драконьи жрецы стали править железной рукой, низведя остальное население практически до уровня рабов.

Когда народ поднялся на восстание, драконьи жрецы ответили репрессиями. Когда же драконьи жрецы уже не могли собирать дань и контролировать народные массы, драконы отреагировали быстро и жестоко. Так началась Война драконов.

Поначалу люди гибли тысячами. В древних текстах говорится, что несколько драконов встали на сторону людей. Неизвестно, почему они так поступили. Жрецы Девяти Божеств заявляют, что сам Акатош вмешался в происходящее. Эти драконы научили людей магии, с помощью которой те могли дать отпор в неравной схватке. Положение стало меняться, и драконы тоже стали погибать.

Война была долгой и кровопролитной. Драконьих жрецов свергли, а драконов массово уничтожали. Выжившие драконы пустились в бега и избрали жизнь изгоев вдали от людей».

Точную дату начала и конца Войны Драконов установить не представляется возможным. Тем не менее, сохранился документ, относящийся к 1Э 139–140, ко времени правления короля Харальда. Это дневник Скорма Снежного Странника. Стоит процитировать запись от 27-ого дня месяца Заката солнца, 1Э 139: «Звучит невероятно, но похоже, что мы натолкнулись на крупное убежище адептов Драконьего Культа, которые считались истреблёнными в ходе Драконьей войны». Это значит, что Драконья война к тому времени уже закончилась.

Вернёмся к «Войне драконов» Бьорика: «Сам же Культ драконов приспособился и выжил. Адепты построили драконьи курганы, в которых захоронили останки погибших в ходе войны драконов. Согласно их верованиям, придёт день, когда драконы поднимутся вновь и вознаградят верных». И выше ещё одна цитата: «Многие из них [(храмов Драконьего культа)] дошли до наших времён как древние руины, населённые драуграми и неупокоенными драконьими жрецами».

Судьба Культа драконов подробно описана в работе Бернадетты Бантьен из Коллегии Винтерхолда «Среди драугров».

Атморский тотемный культ сменился Культом драконов во главе с Драконом (Алдуином), а тот — имперским культом Восьми. Распространение Алессианской доктрины в IV веке способствует трансформации религии Скайрима в сторону Восьмибожия, сформулированного Алессией. Для нордов это означало исключение Шора из Восьми и возвращение поклонения Дракону — на этот раз Акатошу. Алессианские реформы не были приняты в Скайриме: разразилась война Престолонаследия. Если последний король до войны, Боргас, был алессианцем, то короли Кьорик Белый и Хоуг Мероубийца воюют с Алессианским Орденом. Тем не менее, семь общих богов из Восьмибожия сиродильского и скайримского обряда должны были всё больше походить друг на друга. Это неизбежное следствие развития торговли и других видов контакта народов двух стран. Впрочем, на первых порах были сильны традиционалистские настроения. После гибели Хоуга королём был избран Вулфхарт Атморский: «…первый указ нового правителя: Вулфхарт восстанавливал традиционный нордический пантеон. Эдикты объявлялись вне закона, их жрецы приговаривались к казни, а храмы уничтожались. Тень короля Боргаса была предана забвению. За свою фанатичность король Вулфхарт был назван Языком Шора, а также Исмиром, Драконом Севера»



вторник, 14 августа 2018 г.
ДОЛОЙ ГЕЕВ ДАЁШЬ ЧИСТУЮ РОССИЮШКУ шрeк 12:33:13
ДОЛОЙ ГЕЕВ ДАЁШЬ ЧИСТУЮ РОССИЮШКУ
... non grаta. 08:08:19
Вроде еще стоит жара, но уже не такая, как раньше. Нет духоты, солнце просто греет, но в тени уже прохладно, ветер понемногу прокрадывается с запада. Лето кончается, за ним приходит зима. А осень? А осень никогда не запоминается. Наверное потому, что осенью не происходит ничего примечательного. Это время отдыха от жары и ожидания морозов. Осенью все однообразно.
Не хочу зиму. Не хочу холод. Не хочу одеваться в тяжелую одежду, не хочу гололед. Зимой не погуляешь долго на холоде, не посидишь ночью на улице. Эта зима обещает быть холоднее, чем когда либо раньше. Тепла все меньше и меньше, даже страшно немного. Ничего. Все рано или поздно должно догореть. Холод задует эту свечу и все замрет, зависнет во времени, в мгновении, навсегда запечатлев собой этот миг. Миг, когда все закончилось.
понедельник, 13 августа 2018 г.
13.08.18 Яблoчный Кoт 06:18:25
Господи, меня поглощает ностальгия. Я очень скучаю. Мне сегодня снова снилось, как я играю в баскетбол,но хотелось бы играть не во сне, а наяву.( Но что сделать с тем, что ты полтора метра от земли?
воскресенье, 12 августа 2018 г.
Навсегда? irflyl 21:06:26
Впервые я надеюсь, что ты ошибаешься, Наруто.

­­
суббота, 11 августа 2018 г.
"У Сфинкса теперь всё по-другому..." Золя КрАсных в сообществе Гнездовище 08:29:52
http://dlmn.info/ru/­mariam-petrosyan-u-s­finksa-teper-vse-po-­drugomu/

Общительная, говорливая, юморная, смех–колокольчик, стремительный, бурный поток слов. Хозяюшка — и пол начистит, и накормит вкусно. Заботливая мать… Звезда русской прозы. Столько ипостасей…

Нет, не такой рисовало мне воображение эту женщину – автора толстенной книги. Представлялась она мне молчаливой: и как иначе, разве драгоценный бисер мыслей не для бумаги только?! Необщительной – будто времени нет и охоты тоже – не до нас ей, смертных. Серьезной и с флером отстраненной усталости: еще бы, после бесконечной писанины – хватит ли сил на что-то еще? Высокомерной – она ведь автор всероссийского бестселлера; мало кому выпадает на долю столь оглушительный успех. Но вот ведь как бывает. Она другая – совсем.


Зовут ее Мариам Петросян, а детище ее — роман «Дом, в котором…», за короткий срок превратился в объект поклонения, прочно закрепив за собой статус культового.

Жилище Мариам находится в непосредственной близости от дома-музея Мартироса Сарьяна – великого художника и, по совместительству, дедушки героини нашего рассказа. Гостей она принимает на кухне – ровно так, как я люблю. Каждый сантиметр здесь буквально пропитан духом хозяйки, наполнен теплотой домочадцев. Кухня в коричнево-белых тонах необычайна уютна и гостеприимна. Нет тут никакого супер-ремонта, а в самом центре овального стола красуется тыква – цвета осени. Повсюду глаз выхватывает какие-то симпатичные предметы: книги, ящички из соломы, стаканчики. Домашние любят здесь бывать в любое время суток – это очевидно. Кареглазый мурлыкающий красавец – не исключение; пока мы беседуем — все норовит что-нибудь стащить со стола. А потом — осторожно так — подходит, принюхиваясь к ранее неведомому запаху — журналистского любопытства, видимо.

Но начнем сначала…

Мало кто в Армении знает, что рядом с нами живет, ходит по ереванским улицам автор потрясшей некогда российскую литературную общественность книги «Дом в котором…». Роман вышел в свет в России в 2009 году, после чего был неоднократно переиздан, получил ряд престижных премий, вызвав также восторженные отклики критиков. Книга доступна и в аудиоформате. Покопавшись немного в интернете, обнаружите великое множество всевозможных фан-клубов: молодые люди делают иллюстрации к роману, косплеи героев, всячески подражая их повадкам и манерам. Обсуждают, хвалят, спорят, перечитывают.


Сразу по окончании школы, 17-летняя Мариам садится за написание книги на русском языке — такой, которую ей захотелось бы читать самой. Писала долгие годы: стирала, переписывала, ругалась с плодами собственного воображения, мирилась и даже замуж выходила с ними вместе.

«Арташес, мой муж, наверняка чуть с ума не сошел из-за моей книги. Я все время ему рассказывала о том, как развиваются события, зачитывала целые отрывки, потом все меняла и зачитывала снова. Он так и не прочел ее после публикации. Если бы прочел, то был бы очень удивлен, ведь многое так и не вошло в окончательный вариант», — смеется Мариам, рассказывая как в ходе одной из пресс-конференций в Москве буквально потрясла публику этим известием. Так ломался широко распространенный в российском обществе стереотип о кавказских мужчинах-домостроев­цах, буквально привязывающих своих жен к плите и к быту. Рассказом о муже-друге, муже-помощнике Мариам попыталась опровергнуть клише.

Как получилось, что книгой заинтересовалось известное российское издательство Livebook?

«Я уже много раз рассказывала, что не сделала буквально ничего для того, чтобы опубликовать свой роман», — улыбается Мариам и приступает к пересказу долгой истории о том, какой путь прошла книга прежде чем попасть в руки издателя.

Имея несколько рукописных копий книги, как-то, будучи на рабочем месте, Мариам решает набрать текст на компьютере. «На работе у нас был принтер, что дало мне прекрасную возможность набрать и распечатать книгу целиком. В итоге мне удалось сшить три разных варианта книги в твердом переплете», — вновь смеется Мариам, добавляя, что в нынешний вариант романа (1000 страниц) вошла лишь середина оригинала, концовка и начало были исключены.

В лихие 90-е Мариам с мужем пришлось переехать на заработки в Москву, где они провели 2 года.

Прожив некоторое время на квартире у тетушки одного из знакомых – Эллы, перед возвращением в Ереван, Мариам решает подарить хозяйке в благодарность за гостеприимство одну из трех распечаток романа. Годы спустя, Мариам звонят из Москвы и просят разрешения на издание романа «Дом, в котором…». Оказалось, что тетушка Элла прочла книгу, и она ей очень понравилась. Далее она дала почитать книгу своему сыну, который тоже прочел и тоже был впечатлен. Сын передал знакомому, знакомый – другому, и так книга переходила из рук в руки целую вечность, пока, наконец, не нашла своего издателя. А издателю, в свою очередь, пришлось восстанавливать всю длинную цепочку — ведь Мариам не удосужилась даже подписать свое творение!

Получив странный звонок, наша героиня переполошилась: все не могла вспомнить какой именно вариант оставила в подарок тетушке Элле. И, самое главное, книга ведь неокончена, ей нужно время, чтобы довести все до толку. «Спросили, сколько времени вам, нужно. Год, ответила я. Мне казалось, что издатели не согласятся, но они согласились. Сразу оговорюсь, года мне не хватило. Вплоть до самого последнего момента, уже в процессе окончательной редакции, я находила в своих записях новые сцены, и все отправляла, отправляла. Уверена, я их умудрилась свести с ума», — смеется писательница.

Идея

Мариам не любит отвечать на этот вопрос. Она и не помнит как именно 17-летней девчушке пришло в голову делать заметки на полях школьной тетради о каком-то парне, которого привели в какое-то место, где он оставаться не хотел. Автор на протяжении 20 лет очень демократично относилась к своим персонажам, позволяя им самим принимать решения и жить своей жизнью. «У меня есть такое качество – очень непрофессиональное:­ я не сажусь за написание истории с готовой и полноценной идеей в голове. Я начинаю ее писать, мне интересно, продолжаю писать, чтобы понять какой может быть финал». У героев книги своеобразные прозвища: Сфинкс, Табаки, Слепой, Рыжий, Череп. На вопрос, как именно подбирались имена героям, автор отвечает: «они пришли в этот мир уже с именами».



Рисование

Я долго размышляла о той невидимой родственной связи, тонкой нити, что обязательно должна быть между великим художником и его внучкой. Не находила никаких взаимосвязей, кроме очевидного – «талантливый» ген дал о себе знать. И вдруг осенило: ведь стены главного героя повествования – Дома (который всегда пишется с большой буквы, кстати), были под завязку расписаны. Автор детально и бережно описывает каждый штрих, создавая иллюзию собственной причастности к процессу рисования. Неудивительно, что поклонники книги по всей России находили ветхие заброшенные дома советского типа и разрисовывали их, пытаясь с точностью воссоздать описываемые в книге картины, давая им, таким образом, новую жизнь.

Сюжет

Самым странным в нашей с Мариам беседе моментом стал спор о сюжетных линиях и их развитиях. Я концовку видела совсем иначе, а она написала другое. И смеемся. Она говорит, что именно по этой причине не любит давать интервью и отвечать на вопросы читателей. Ведь каждый смотрит на вещи сквозь призму собственного восприятия – со своей колокольни. Рассказываю Мариам, что читала книгу одновременно с подругой, и у нас постоянно возникали разночтения. Мы часто спорили, как ни странно, не о манере изложения и писательском таланте, а именно о сюжетных коллизиях и перипетиях.

Жизнь после книги

20 лет, даже чуть больше, Мариам буквально жила в созданном ею Доме. Даже представить сложно, как она сейчас обходится без него. «Вначале было тяжело, но я попыталась понять и принять тот факт, что книга уже живет своей жизнью», — говорит Мариам, добавляя, что в эпилоге она оставила для себя маленькую лазейку. «Если говорить честно, то я не удержалась и прошла-таки сквозь нее. Там теперь все иначе, все по-другому. У Сфинкса, например, есть руки. Пишу и удивляюсь, пытаюсь сосредоточиться на том, что он безрукий, а потом вижу как он берет тетрадь и начинает рисовать».

Если вы роман не читали, то эта информация покажется неважной и неинтересной, а если читали, то поймете, — что для Сфинкса руки!.. и вам будет радостно, как мне сейчас. Я помню как моему любимому Кузнечику (детское прозвище Сфинкса) было трудно писать этими неудобными протезами. Я еще помню, как велика была его радость, когда, обнаружив печатную машинку, он с восторгом напечатал первые буквы…

1000 страниц – лишь половина половины

После интервью делюсь с подругой, которая обожает «Дом, в котором…», великолепной новостью о том, что у Сфинкса появились руки, и что опубликованная история – лишь часть гораздо большее масштабного замысла Мариам. И тут мы обе понимаем, что хотим — нет, не так — безумно хотим прочесть все, что было до и было после. И пусть книга будет сырая и неотредактированная­, и пусть там даже не будет внятной фабулы, нам достаточно только номера страницы в самом ее низу…

У меня даже назрело маркетинговое решение по продвижению. Можно набрать и распространять книгу в с популярном в советские времена формате «самиздата». Это вызвало бы еще больший ажиотаж и интерес. Или вот, другое предложение: можно скрупулезно изучить тексты начальных трех вариантов книги и опубликовать новую, сохраняя при этом стилистику и дух оригинала.

А еще можно отобрать и включить в книгу лучшие из многочисленных иллюстраций, которые читатели создавали с таким тщанием, трепетом и любовью.



Категории: Домовское
пятница, 10 августа 2018 г.
[Мне просто надо это где-то сказать... Немного накопилось] Aпокaлипcиc 15:47:13

Бог

Это так странно...

Открываешь дневник хорошо знакомого человека, онлайн-друга. Смотришь, читаешь, и понимаешь, что вот оно - то время, когда мы действительно были совершенно беззаботные, способные на всякие глупости и авантюры дети.

Мы действительно радовались всему хорошему, что происходило в наших жизнях. Переживали друг за друга тогда, когда было совсем хуёво. У каждой из нас в жизни было достаточно дерьма. Кому из нас было более дерьмово? Ей.

Переживания, радость, горе, моя "несчастная" и её действительно трагическая любовь. Я испытываю сейчас смешанные эмоции. Вроде этот человек мне как родной, но теперь точно чужой. Я сожалею, что мы так и не смогли встретиться имея возможность. Когда-то нам это казалось почти "нереальным". В тот момент ей была нужна эта встреча, и моя поддержка. Однако, чёрт. Буквально за пару часов до её выхода я всё отменила. В этот день мне надо было лететь в Питер. Но помимо Питера были и два отвечающих за меня брата, которым "интернет-друзья" приходятся абсолютно не по вкусу. Послать их к чёрту, и поехать? Как? Я в чужой стране, и абсолютно не знаю Москвы. Ладно, знаю как до неё доехать, но оказавшись в самой Москве куда дальше? Абсолютно без понятия. В общем отменённая встреча окончательно и бесповоротно разрушила нашу "дружбу". Конечно, хорош друг, который не смог приехать и поддержать.

Узнать о том, что она в России получилось чисто случайно. Она не говорила мне об этом приезде до этого. Захожу в ВК, вижу, что она онлайн. Решила посмотреть страничку и вижу фотки. " - Не может быть! Да ладно?! Аришка в Москве и не сказала?!", - первые мысли в голове. Сразу же списались. Договорились во втором часу ночи о встрече на следующий день. А потом утро, разговор с братом, и часовая лекция обо всех опасностях и тд. Отменила встречу, и чувствовала себя до чёртиков дерьмово. Питер не убрал к чёртовой матери дерьмо (а я то думала, что любимый город хоть как-то скрасит, но он лишь всё усугубил на ближайшие пару дней моего самопоедания, за что огромное спасибо отцу).

Я была очень-очень за неё рада, когда она рассказала мне про Сашу, а потом и познакомила нас. По старым, добрым традициям ещё беоновских времен она считалась моей дочкой (привет её папаше, что торчит мне грёбанного оленя). В общем вся эта семейная чепуха, когда Саня называл меня по доброму "тёщенькой", а я его "зятьком". Говорю про это время, и ком в горле. Аринка была такой счастливой с ним, она будто ожила. У них были совместные планы на будущее, единственная преграда - расстояние. Он в Омске/Москве, а она в Киеве. Сказка могла бы стать явью, если бы не одно большое "НО", о котором я узнала последней. После его смерти. Странно, что мне не хотели об этом говорить до последнего. Не Аринка, не наши общие друзья.

Смерть Саши была для меня шоком. Знала, что у него были проблемы с сердцем, но они говорили, что это не страшно. Как это ни странно, но насторожило его долгое отсутствие в ВК. Месяц, два, три... полгода. Спрашивала у его сестры, у Аринки, у Василия, и каждый лихо обходил ответ, уводя разговор в другое русло. А потом Арина не выдержала, и сдалась. На третий день после его похорон. Рак головного мозга. Кома. Смерть...

Арина планировала на сороковой день его смерти оказаться в Омске. Но, планы идут крахом. В Омске она оказалась никому не нужна и сообщили ей об этом только тогда, когда граница "Украина-Россия" была пересечена.

Даже сейчас пишу, и ком в горле, а на глазах слёзы. Не верится. Совсем. Я его помню вечно веселым, улыбающимся, с искрящимися глазами и просто чудеснейшим музыкальным вкусом! Для меня он остался таким в памяти навсегда.

Большое спасибо тебе, Саша, что Арина была счастлива. Действительно счастлива. У неё горели глаза. Были просто громаднейшие планы по переезду. Я помню как вы планировали встречу, и как ты всё время смеялся над тем, что она шпингалет. Мы с ней шпингалеты. " - Саша в стране гномов".

После его смерти я перестала узнавать Арину. Она была не той, кого я знала.

Моя как это ни странно "интернет-любовь" всего лишь детская глупость. Хотя, не глупость. Скорее просто то, что мне хотелось считать действительностью. Она отпечаталась, и оставила весомый след. Но в отличии от её "истории любви" не столь печальна, драматична и трагична. Моя по сути пустышка, созданная из ничего моей же детской фантазией. Боже, мне сейчас то ли неловко, то ли стыдно перед тем человеком, которого "любила". С высоты то лет понимаешь, что глупость несусветную творила просто (но то, что ты торчишь мне оленя я помню, да. и нихера это на четвёртый год не забывают). В общем не суть. Этот абзац вообще по сути ни о чём.

Общение с Аришкой стало другим, совершенно. Я понимаю, что она никого не хотела ни слышать, ни видеть, ни что-либо ещё. А потом эта незапланированная встреча и её отмена. В общем связь окончательно разорвалась. Я перестала чувствовать её как "своего" человека. Она стала другой. Другие интересы, другой ритм жизни, другая компания... Всё другое.

Свято место пусто не бывает, и я уверенна, что моё место в её жизни давно занято.

Написала, и даже легче стало. Как-будто голова освободилась от чего-то.

­Арина определённо занимает определённую строку в моей жизни. Я безмерно ей благодарна за годы дружбы и поддержки. За те эмоции, что довелось нам разделить. Я просто благодарна ей за то, что она была моим другом. Другом не на всю жизнь, но на один из хреновых периодов точно.

Сейчас мы не контактируем, совсем. Я не вижу смысла писать человеку, который не проявляет желания общаться. Сколько бы я не извинялась за то, что не смогла тогда; сколько бы не шла на контакт, итог один - не вижу того, чтобы у человека было желание. Оборвалось просто всё в один момент.

Спасибо за всё, и прощай Арина.
Пожалуй от одного груза, что тяготит мою душу я избавилась.
Надеюсь у тебя всё хорошо, или же будет хорошо. Жизнь штука стрмёно-прекрасная,­ а люди сменяют друг друга бессчётным количеством. Рада была быть знакома с тобой.


Категории: Надо
из под лобья rotten tree 07:23:33

тёмной птицей у сердца


­­

прекрасный сон, когда ты окутаешь меня навсегда в забытьи, спасёшь от горящего сердца в лунной прохладе?



и везде ты чужой, чужой, чужой, чужой, в любом разговоре и каждом слове, взгляде, жесте

но иногда я ощущаю себя и ощущал и буду с о б о й вместе со в с е м




шанс > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Копилочка *.*
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх